Захарченко установил для линии соприкосновения в Донбассе статус госграницы

Захарченко установил для линии соприкосновения в Донбассе статус госграницы

Вопросы:

1. Чем продиктована эта инициатива? Это личная инициатива Захарченко, или она была спущена из Москвы? Поддержат ли ее в ЛНР?
2. Можно ли назвать эту инициативу последним гвоздем в гроб экономических связей Донбасса и Украины? Добьет ли это контрабанду?
3. Как это отразится на местных жителях, которые вынуждены регулярно пересекать линию разграничения? Удастся ли предотвратить попытки перехода в несанкционированных местах, где высока вероятность подрыва и гибели мирных жителей?
4. Можно ли считать эту инициативу частью некой глобальной стратегии по установлению окончательной независимости Донбасса, в которую входят, в том числе, действия «блокадников» со стороны Украины? Очень похоже на взаимные усилия обеих сторон по окончательному отрыву Донбасса от Украины. Кому это более выгодно?
5. Каким еще образом, по-вашему введение госграницы может отразиться на жизни Донбасса, отношениях с Украиной и на ходе минского процесса? Вызовет ли этот шаг реакцию в Киеве? Как отнесутся на Западе?Снова ограничатся осуждением и призывом соблюдать минские договоренности?
6. Не станет ли это шагом к заморозке конфликта и территории сторон в нынешних границах? А как же территории, подконтрольные Киеву?Ведь в тексте указа Захарченко говорится о «территориях, на которой временно осуществляют полномочия органы государственной власти Украины». Они заграница или нет? Как объяснить этот казус?

Ответы
1. На минувшей неделе в ЛНР были задержаны участники украинской террористической группы во главе с майоров ВСУ Иванчуком. В Сеть попало видео допроса Иванчука, на котором он говорил о разветвленной диверсионно-разведывательной и террористической сети Украины в республиках Донбасса и даже в отдельных регионах России. Многие эксперты, в том числе, и я давно говорят о дырявой системе безопасности народных республик Донбасса. Порядок необходимо было наводить давно, но лучше поздно, чем никогда. Указ главы ДНР Александра Захарченко, на мой взгляд, направлен именно на это. Или в том числе на это. На фактической границе между ДНР и Украиной происходит свободное перемещение огромного количества людей и грузов в обоих направлениях. О какой безопасности можно вести речь? Впрочем, то же самое можно сказать и о территориях, подконтрольной Украине. Полагаю, что указ Захарченко получит поддержку и в ЛНР, поскольку в последние недели и месяцы республики действуют весьма синхронно.

2. Последних гвоздей в крышку гроба экономических связей с Украиной будет еще много. Введение внешнего управления на предприятиях в ДНР и ЛНР, принадлежащих украинским олигархам, — это далеко не то же самое, что национализация. Это ещё не полноценная экономическая война, а подготовка к ней. Вот что стало бы действительно последним гвоздем в крышку гроба! Контрабанду это, конечно же6 не добьет, но удар по ней нанесет. Насколько серьезный? Это будет зависеть от серьезности намерений республиканских властей и исполнителей на местах. К тому же протяженность границы настолько велика, что сил донбасских пограничников просто не хватит для контроля над такой обширной территорией.

3. Думаю, местные жители, проживающие в маленьких городах и поселках, могут как и раньше обходить официальные пропускные пункты. Рельеф Донбасса — степь и лесостепь, множество балок и оврагов. Это открытое пространство, но обширная территория. Поэтому возможности для создания полноценной границы в условиях войны просто отсутствуют. Жители более крупных городов, насколько мне известно, старались и раньше переходить границу через официальные пункты пропуска, чтобы не нарываться на неприятности. А контрабандисты или подпольщики как раньше, так и сейчас будут достаточно свободно пересекать границу.

4. Вы правильно заметили, что боевики неонацистских батальонов выступили, воленс-ноленс, ситуативными союзниками республик Донбасса, организовав блокаду. У республик, и у «блокираторов» цели на каком-то этапе совпали. В Донецке и Луганске хотят задушить Украину энергетически и, отчасти, экономически. И для этого есть основания: Украине очень трудно обойтись без угля и без налоговых отчислений. Возможности (пока только потенциальные) организовать энергетическую блокаду Украины мы с друзьями из вооруженных сил ДНР обсуждали еще в 2015 году. Этот тот последний довод королей, который был всегда под рукой у республик Донбасса. Но случилось так, что начали его реализовывать украинские неонацисты, чем несказанно облегчили задачу республикам Донбасса. Спасибо им говорить, конечно, не стоит, но объективно действия врага твоего врага принесли ощутимую пользу. Батальоны неонацистов, поддерживающие блокаду, хотят добиться нескольких целей. Задушить Донбасс, я уверен, далеко не главная их цель. Эта блокада — прекрасный мобилизационный и пропагандистский ресурс для борьбы за власть в Киеве. Приведу историческую аналогию. В январе 1923 года Франция и Бельгия ввели оккупационный корпус на территорию Рурской области Германии, чтобы добиться выплаты репараций. И практически все правые партии Германии поддержали бойкот или даже партизанские действий против французских оккупантов. Все, кроме молодой и пока мало кому известной НСДАП, которая использовала оккупацию для критики предательского режима Веймарской республики. Этот пример, на мой взгляд, может служить далекой аналогией с происходящим ныне в Донбассе. Общее то, что событие в отдаленном от центра регионе (в обоих случаях горно-добывающий по экономическому укладу) рассматриваются не сквозь призму решения территориального вопроса, а сквозь призму мобилизации ресурсов и в конечном счете установления власти в центре (столице). Главный враг украинских нацистов — не «сепаратисты» Донбасса и даже не «агрессор» Россия, а режим внутренней оккупации Порошенко. Вот здесь видна полная аналогия с пропагандой гитлеровской НСДАП, острие коей было направлено на режим веймарских предателей, вонзивших нож в спину доблестно сражавшейся германской армии, а затем выплачивающих постыдные репарации демократическим плутократиям Парижа и Лондона. Украинские нацисты сменили стратегию: сначала победа над внутренним врагом (предателями), затем — «очищение» Донбасса и победа над «московской империей». Я как историк по базовому образованию вижу здесь влияние опыта НСДАП, идеологических кумиров и исторических предшественников украинских нацистов. Поэтому я вижу вопрос по-иному: украинские «блокираторы»-нацисты просто берут паузу в борьбе за Донбасс и перенаправляют оружие против плутократии в Киеве.

5. Не думаю, что эта мера как-то сильно повлияет на риторику Киева. Там заявят дежурные фразы о нарушениях минского процесса со стороны «террористического образования «ДНР», но то будет лишь продолжением кампании дискредитации мер по введению внешнего управления. То же самое подхватят и на Западе. Но большого шума, вероятно, не будет.
6. Разумеется, ни к какой заморозке этот шаг не приведет. Перемирие продлится или прекратиться вне зависимости от указа о госгранице. Лично я не вижу противоречия в словах Захарченко о госгранице и о временно оккупированных территориях ДНР. Указ о границе — лишь тактическая остановка на пути освобождения территорий. Этот документ лишь подчеркивает, что по ту сторону границы — чужое (и враждебное) государство. Которое удерживает (временно) часть нашей территории, которая рано или поздно и скорее рано будет освобождена. Указ проводит границу не по территории Донбасса, а между Донбассом и Украиной. Причем в последующем линия границы с Украиной тоже будет сдвигаться по мере освобождения территорий Новороссии и, может быть, Малороссии. Юридические противоречия в документе имеются, но они настолько ничтожны в сравнении с его политическим звучанием, что их не следует всерьез рассматривать.