Украинские заложники дипломатической войны Украины с Россией.

Введение визового режима с Россией поставит на грань выживания миллионы украинских семей.

20 августа в должность специального представителя президента по развитию торгово-экономических отношений с Украиной вступил бывший министр образования и науки России Дмитрий Ливанов. Приказ о его назначении подписал президент России Владимир Путин. Поставлено многоточие в затянувшийся дипломатический спор России и Украины. Это назначение интересно само по себе. Возможно, у нас появится необходимость обсудить деятельность нового спецпредставителя России. Сейчас же хотелось бы сказать о едва не состоявшемся разрыве дипломатических отношений двух стран. И последствиях этого разрыва.
В одном из материалов я писал, что России выгодно пойти на снижение уровня дипломатических отношений с Украиной. Уже после этой публикации Киев отказался выдать агреман послу России Михаилу Бабичу. Причем, как было сказано в заявлении МИД Украины, украинскую сторону не устроила кандидатура посла. Отказ в выдаче агремана — очень редкая в мировой дипломатической практике процедура. Его можно расценить как очередной недружественный шаг Киева. Однако украинское руководство пошло ещё дальше. После нашумевших заявлений президента России Владимира Путина от 10 августа о подготовке Украиной террористических актов в Крыму последовало заявление главы МИД Украины Климкина о введении визового режима с Россией. При этом Климкин в интервью украинскому «5 каналу» отметил, что фактически дипломатических отношений между двумя странами нет.

Этими заявлениями, сделанными в нервной и эмоциональной манере, Киев фактически облегчал работу России, выступив инициатором разрыва дипотношений. Российский МИД, напротив, проявил крайнюю сдержанность. Во время встречи министра иностранных дел России Сергея Лаврова с немецким коллегой Ф.-В. Штайнмайером высказался против разрыва дипломатических отношений с Украиной. Возможно, сдержанная по тональности оценка Лаврова оказала отрезвляющее воздействие и на Климкина, молодого и неопытного дипломата. Уже 16 августа, на следующий день после заявления Сергея Лаврова, Климкин опроверг собственное заявление. В интервью австрийскому изданию Der Standard он опроверг возможность разрыва дипломатических отношений. «Мы поддерживаем дипломатические отношения. У нас миллионы украинцев в России, о которых мы должны заботиться», — заявил Климкин.

Действительно, введение визового режима крайне затруднило бы положение украинской мигрантской общины в России. По данным миграционных органов России в стране находится 2,5 миллиона граждан Украины. На мой взгляд, официальные данные очень сильно занижены и реальная численность украинских мигрантов в России примерно в 2 раза выше. Только выходцев из бывшего Донбасского региона Украины едва ли ниже 1 миллиона человек. В условиях ужесточения миграционной политики для украинцев в странах Европейского союза Россия стала главным рынком труда для граждан Украины. Причем раньше в Россию ехали в основном выходцы из южных и восточных областей Украины (историческая Новороссия). Теперь всё заметнее присутствие выходцев из западных регионов (Галичина, Закарпатье). Несмотря на падение привлекательности российского рынка труда (это связано с общим кризисом в финансовой сфере), граждане Украины по-прежнему продолжают зарабатывать в России, хотя и в меньших объемах. По данным Центрального банка России, в 2014 году из России на Украину было перечислено 2,4 миллиарда долларов США, в 2015 году — 1,252 миллиарда долларов США. По данным Национального банка Украины, именно из России, именно эта страна является лидером по объемам денежных переводов на Украину. В 2015 году 42,5% всех денежных переводов на Украину поступили из России. Для сравнения: из США — всего 12,4% от общего объема.

Замечу, что официальная статистика далеко не в полной мере отражает ситуацию с денежными переводами. Имеется несколько возможностей обойти систему официальных переводов. Мотивация заключается в том, что на Украине ужесточается налоговая система. Государство стремится взывать налоги со всех доходов граждан, включая помощь из-за рубежа. Получение денежных переводов из-за границы является достаточным основанием для лишения пенсионеров субсидий на выплату коммунальных платежей.

Таким образом, если бы инициатива министра иностранных дел Украины Климкина осуществилась бы, Украина потеряла бы как минимум 1,252 миллиарда долларов США. Валютных поступлений. Напомню, Киев никак не может получить обещанный кредит МВФ в объеме 1 миллиарда долларов США. Получение кредита обставлено сверхжесткими экономическими, социальными и политическими условиями. Этот кредит придется отдавать с процентами. Деньги, получаемые из России — безвозмездны. Они в буквальном смысле слова позволяют выживать миллионам украинских семей.

Но и этим спасительный для Украины эффект трудовой миграции в России не исчерпывается. Даже по официальным данным в России трудится 2,5 миллиона граждан Украины. Введение — по инициативе Киева — визового режима лишило бы работы большей части из украинских гастарбайтеров. А значит, на Украине оказалось бы 2,5 миллиона новых безработных. Россия продолжает спасать Украину, предоставляя работу миллионам её граждан и (через систему денежных переводов) миллионы их родственников. Поэтому вызывает удивление, что о введени визового режима говорят не в России, а на Украине.

Этому есть только одно объяснение: поразительный непрофессионализм и крайняя безответственность высших правящего истеблишмента Украины. Разговор о визовом режиме поднимается не в первый раз. Ещё в начале марта 2014 году мне пришлось комментировать в СМИ аналогичную инициативу премьер-министра Яценюка. Климкин лишь повторил спустя два с лишним года эту глупость. Яценюк и Климкин — обеспеченные люди. Яценюк, по некоторым сведениям, за годы своей работы в качестве главы украинского кабмина, украл 1 миллиард долларов США. Он может себе позволить введение визового режима. В отличие от миллионов украинских семей, зависящих от возможности работать в России и получать денежные переводы оттуда.
Вместо послесловия. У России имеется оружие, способное если не уничтожить Украину, то сделать жизнь на Украине буквально невыносимой. Это оружие — экономика. 2,5-миллионная трудовая община украинцев — одно из важнейших орудий этого арсенала.