Украинские власти объявят Россию «страной-агрессором».

Украинские власти объявят Россию «страной-агрессором».

Киев намерен официально объявить Россию «страной-агрессором». Об этом заявила в интервью представитель президента Украины в Верховной раде Ирина Луценко. Положение об этом будет закреплено в законопроекте о так называемой реинтеграции Донбасса. По словам И. Луценко документ закончен на «99,9 процента» и готов к регистрации в парламенте. Луценко добавила важную деталь: при разработке законопроекта Киев проконсультировался со странами «нормандской четверки» и США. Документ будет вынесен на голосование депутатов Верховной рады после начала осенней сессии в сентябре.

Не замедлила последовать реакция в России. Комментарии заявлению дали дипломаты, политики и политологи. Прежде чем дать оценку самому документу и комментариям экспертов предлагаю более тщательно проанализировать сам документ.

Разное определение юридической природы конфликта в Донбассе диктует разные политические цели.

Ещё 19 июня президент П. Порошенко заявил о планах внести на рассмотрение Верховной рады законопроект о «реинтеграции Донбасса» (намеренно ставлю данное определение в кавычки по причине, которая будет объяснена ниже). В числе прочего в документе прописан правовой режим действий украинских военных. Действующий режим так называемой антитеррористической операции обозначает конфликт в Донбассе как внутренний. В соответствии с этим руководство за проведение «АТО» возложено на Службу безопасности Украины (контрразведка и политическая полиция). Здесь кроется противоречие: с точки зрения украинского законодательства контролировать «АТО» должно было МВД. Однако это привело бы к ещё большему усилению роли и возможностей МВД. Министр внутренних дел А. Аваков — один из главных оппонентов Порошенко, располагающий серьезными силовыми и политическими ресурсами. Фракция партии «Народный фронт» вместе с «Блоком Петра Порошенко» составляет правящую коалицию в Верховной раде. Выход НФ из коалиции сделает необходимым досрочные выборы в Верховную раду. Учитывая низкий рейтинг БПП и лично Петра Порошенко это неблагоприятный поворот событий. Впрочем, рейтинг НФ тоже сильно упал; в досрочных выборах заинтересованы представители так называемой оппозиции и, прежде всего, глава «Батькивщины» Юлия Тимошенко, лидирующая в рейтинге политических лидеров.
Как бы то ни было Порошенко слишком тесно зависит от своих вынужденных союзников, которые кроме второй по численности фракции в Раде контролируют несколько министерских постов и регионов. Полагаю, именно по этой причине Порошенко пошел на передачу полномочий за контроль над «АТО» от МВД к СБУ. Немаловажно и то что контроль над последней осуществляют американцы.

Согласно подготовленному в недрах администрации президента Порошенко законопроекту руководство операцией в Донбассе возьмут на себя военные — генеральный штаб. Все военизированные и гражданские организации в зоне конфликта будут подчиняться министерству обороны. Если документ будет принят, на отдельных территориях Донбасса (то есть на территории нынешних ДНР и ЛНР) будет введено военное положение, право вводить которое без согласования с парламентом получит президент. Режим военного положения. ограничит свободу передвижений, собраний, прессы, политические свободы и прочее. Излишне обращать внимание, что военное положение отменит Минские соглашения даже с сугубо формально-юридической точки зрения.

Передача управления от СБУ к армии принципиально меняет трактовку украинскими властями юридической природы конфликта в Донбассе. Согласно законопроекту потенциальным противником ВСУ окажутся уже не республики Донбасса, а Россия. Именно для борьбы с внешним противником используется армия. Не случайно в окружении Порошенко в июне заговорили не о борьбе с «террористами», а о «деоккупации» Донбасса.

Параллельно готовиться апелляция к западным странам и блоку НАТО. Заявление спикера Верховной рады А. Парубия от 21 июня о возможности использования территории Украины для размещениях военных баз США, проведение учений и пр., вероятно, следует рассматривать именно в этом контексте. То есть, с одной стороны на Украине разрабатывается закон, трактующий природу конфликта в Донбассе как внешнюю агрессию (а не проявление сепаратизма). С другой, Украина апеллирует к странам Запада и, прежде всего, США за военной, политической и финансовой помощью. События последних дней (в частности, подтвержденное Пентагоном намерение поставить легальное оружие Украине) свидетельствуют, что эта апелляция не останется без внимания. Трудно оспорить мнение, что законодательная инициатива администрации президента и планы оказания «военной помощи» (поставки оружия, открытие военных баз, проведение совместных учений и пр.) — части единого плана. Причем подготовленного не в Киеве.

Социальная политика или социальный PR?
Важное внимание уделено в документе социальной составляющей. Согласно законопроекту Киев предлагает ввести «льготы и послабления» для жителей нынешних Луганской и Донецкой народных республик. Можно предположить, что они будут введены после возвращения контроля над территориями, а не в данный момент. Это обстоятельство является принципиальным. В настоящее время жители ДНР и ЛНР выведены за рамки социального поля Украины. Уже летом 2014 года они были фактически лишены возможности получать пенсии. Постановлением кабмина Украины №365 (июнь 2016 г.) они фактически лишились возможности получать пенсии даже на территории Украины. Контроль над пребыванием граждан Украины на территории Донецкой и Луганской народных республик осуществляет Служба безопасности Украины, фактический контроль над которой осуществляет американская СIA. СБУ обязана передавать данные о политической благонадежности граждан территориальным управлениям труда и социальной защиты населения. могли получать социальные выплаты в одном из отделений социального обеспечения на подконтрольной Киеву территории Донбасса. На практике это приводило к стоянию в иногда двух-трехдневных очередях ради получения пенсии.

Справочная информация: Размер средней пенсии на Украине — 1400 гривен (примерно 50 долларов США). Экономика средней украинской семьи, состоящей из двух пенсионеров (численность пенсионеров на Украине — 12 миллионов 297 тысяч человек при общей численности населения примерно в 35 миллионов человек) и проживающей в частном домовладении, а не в многоквартирном доме, такова, что пенсий обоих владельцев дома не хватит для оплаты жилищно-коммунальных услуг. С октября сего года планируется подорожание цен на газ для частного потребителя на 19%. При том что уже сегодня стоимость газа для украинских граждан в 7 (!) раз выше, чем для граждан ДНР и ЛНР.

Министр социальной политики Украины Андрей Рева заявил, что выплаты пенсий некоторым переселенцам прекратились согласно закону, который предусматривает отмену пенсионных выплат внутренним переселенцам, которые находились на неподконтрольной Украине территории более 60 дней. Подобная практика противоречит международному и украинскому законодательству. Жители неподконтрольных украинским властям Донецкой и Луганской народных республик участвовали в создании национального богатства Украины и выплачивали отчисления в Пенсионный и другие социальные фонды. До 1 марта 2017 г. (до введения внешнего управления в ДНР и ЛНР) на территории республик действовало несколько десятков крупных и средних украинских предприятий, которые выплачивали все необходимые налоги в украинский бюджет. Требования восстановления всей полноты социальных и экономических связей содержится в тексте Минских соглашений (п. 8).

Опубликованные в украинских СМИ извлечения из законопроекта позволяют предположить, что жителям нынешних ДНР и ЛНР после установления контроля ВСУ над территорией республик вернут ранее отнятые украинскими властями социальные выплаты (пенсии, пособия для ухода за ребенком и пр.). Таким образом, под видом «льгот и послаблений» украинское государство лишь вернется к выполнению своих собственных обязательств. Это частично подтвердил сегодня, 29 августа, сам президент Порошенко. Он заявил о возобновлении социальных выплат жителям Донбасса при условии, что там отменят закон о введении внешнего управления на предприятиях украинских олигархов, расположенных в ДНР и ЛНР.
Установление контроля Киева над ДНР и ЛНР может произойти лишь в результате кровопролитной наступательной операции, что признают и украинские военные. Соответственно сильно сократится (в результате гибели и бегства на территорию России) число пенсионеров и иных получателей социальных выплат. Что позволит отчасти решить проблему дефицита Пенсионного фонда, одного из главных требований МВФ при предоставлении кредита Украине.

Президент Порошенко спекулирует на социальных ожиданиях жителей ДНР и ЛНР. Просочившиеся в прессу детали плана Порошенко — чередование угроз и обещаний жителям Донбасса. Порошенко заинтересован в том, чтобы выглядеть в глазах западного истеблишмента миротворцем. Не случайно, что разговоры о законопроекте пошли буквально накануне визита Порошенко в Вашингтон. Сегодня социальная демагогия Порошенко (24 августа он поздравил жителей обстреливаемого по его приказу Донецка с днем города) совмещается с дискуссией о наиболее эффективных способах применения американского наступательного вооружения, поставки коего должны вскоре начаться.

Планы по «реинтеграции Донбасса» во внутриполитическом контексте.
Ростислав Ищенко, известный и очень осведомленный украинский политолог, бежавший в Россию после переворота на Украине, 29 августа охарактеризовал законопроект как элемент внутриполитической борьбы. Действительно, определенные основания для этого имеются.

В отличие от международной арены, где Порошенко пытается предстать миротворцем на внутриукраинской арене Порошенко пытается выглядеть сильным лидером (ястребом). Украинское общественное мнение настроено милитаристки и требует решения конфликта в Донбассе силовым путем. Поэтому план Порошенко выглядит более проигрышно, чем готовящийся проект его конкурентов из партии «Народный фронт». Их позиция ассоциируется с секретарем СНБОУ (Совет националной обороны и безопасности) А. Турчиновым, министром внутренних дел А. Аваковым и спикером Рады А. Парубием. Из этой среды исходят альтернативные предложения по введению военного положения и отмене «АТО». Насколько позволяют судить обрывки информации и общее понимание Украины принципиальных расхождений между двумя проектами не существует.
Порошенко — президент с очень низкий уровнем поддержки (не более 5-6% по некоторым подсчетам) и крайне высоким антирейтингом. Ненависть к этой политической и бизнес-фигуре такова, что ситуативно против неё могут временно объединиться смертельные враги — украинские нацисты и ополченцы Донбасса. Поэтому Порошенко стремиться завоевать популярность воинственной риторикой и решительными шагами. Законопроект о «реинтеграции Донбасса» — шаг именно в этом направлении. Президент Порошенко умеет перехватывать инициативу своих врагов и выдавать их за свои. Самый свежий пример — блокада торговли с Донбассом, начатая нацистскими батальонами. Хотя сам Порошенко (а также некоторые коррумпированные руководители той же ЛНР) наживался на теневой торговле с Донбассом, он сумел быстро переориентироваться и сделал блокаду частью государственной политики Украины. В этом отношении трудно не согласиться с Р. Ищенко.

И всё же его точка зрения, на наш взгляд, в целом ошибочна. Напомню, что свой проект «реинтеграции Донбасса» предлагают конкуренты из НФ. И что оба законопроекта укладываются в общую логику государственной политики Украины, которую можно выразить формулой: максимальное ухудшение (вплоть до войны) с Россией при опоре на военную и иную помощь Запада (прежде всего, США). Порошенко лишь использует в собственных целях внешнеполитический тренд обострения взаимоотношений с восточным соседом. Цели разработчиков этого плана слишком грандиозны, чтобы замыкаться на мелкие интересы одного из представителей компрадорского истеблишмента Украины.

Резюме: чего ждать от нового законопроекта?
В многочисленных комментариях в российских СМИ, на наш взгляд, демонстрируется недопонимание серьезной угрозы, которую несет законопроект для Донбасса. Справедливо отмечая, что законопроект противоречит Минским соглашениям, комментаторы в большинстве своем не видят причинно-следственной связи между документом и действиями украинского руководства и его западных партнеров по милитаризации Украины. В настоящее время Украина стянула все резервы своих вооруженных сил к линии противостояния с республиками Донбасса, регулярно проводит локальные операции (разведку боем) и осуществляет диверсионно-террористические рейды внутрь республик. Когда произойдет перевооружение украинской армии высокоэффективными наступательными средствами американского производства и обучение новой тактике возникнут условия для новой полномасштабной операции ВСУ против ДНР и ЛНР. Параллельно усиливается военно-политическое давление США и НАТО на Россию, в том числе, с территории Украины (обвинения в агрессии против Украины, создание на её территории стационарных военных баз и пр.).

Новая трактовка юридической природы конфликта в Донбассе ставит совершенно иные политические задачи перед правящим украинским режимом. Принятие законопроекта и ряд последовательных шагов в этом же направлении делает высоко вероятным и почти неизбежным прямой военный конфликт между Украиной и Россией. Этот конфликт может предотвратить лишь прямая и безоговорочная капитуляция России на унизительных и невыгодных для неё условиях. Что являет собой крайне маловероятный сценарий, если учесть внутриполитические риски уже для российского руководства.
На наш взгляд, недопонимание этого логичного вывода из анализа законопроекта грешат большинство комментариев, акцентирующих внимание на второстепенных аспектах. Да и трудно даже психологически принять перспективу войны с бывшей братской Украиной — наш вывод многим покажется излишне радикальным. Но также мои прогнозы в начале марта 2014 года о применении Украиной систем залпового огня «Град» против населения миллионного Донецка также казались образцом антиутопии.

Гораздо более реалистичную оценку планам Киева дал первый президент Украины Л. Кравчук, который назвал «безумием» войну Украины против России. Эта оценка стала возможной лишь благодаря тому, что появился повод для её высказывания: дискуссия о войне против России, ведущаяся в военных и политических кругах Украины.

Поставленный нами в кавычки термин «реинтаграция Донбасса» тождественен плану завоевания территории ДНР и ЛНР по образцу операции хорватской армии против Республики Сербская Краина. Предлагаемые президентом Порошенко «поощрительные» меры для жителей Донбасса в виде восстановления социальных выплат (пенсий, пособий), на чем настаивает пункт 8 Минских соглашений, является элементом недобросовестного политического PR и социальной демагогии. Ближайшим следствием реализации будущего закона «реинтеграции Донбасса» станет гибель огромного числа жителей Донбасса и массового бегства оставшихся в живых за пределы Украины. Что не только решит проблему аннигиляции политически нелояльного режиму Порошенко населения Донбасса, но и будет способствовать сбросу социальных обязательств украинского государства перед собственным населением.