Украинские нацисты объединяются: шансы на победу нацистского майдана очень высоки.

16 марта несколько украинских неонацистских организаций подписали манифест об объединении. Подписи поставили представители Всеукраинского объединения «Свобода», партии «Национальный корпус» (создана на базе полка «Азов»), а также «Правого сектора».
Всего в манифесте двадцать пунктов. Среди его целей: признание России «страной-агрессором», разрыв с ней дипломатических отношений, признание неподконтрольных Киеву районов Луганской и Донецкой областей «оккупированными территориями». Также они выступают за создание контрактной армии и признание украинского языка как единственного государственного.

Объединение трех образований украинского неонацизма — вопрос давно назревший и отчасти перезревший. Краткая предыстория. На евромайдане произошло, с одной стороны, объединение широчайшего спектра украинских политических сил против режима Януковича — от либералов-западников до левых и правых ультрас (анархисты и неонацисты). Одновременно правые экстремисты создали свое объединение — пресловутый «Правый сектор». Причем во главе ПС стал мало кому известный в правых кругах Дмитрий Ярош. Многое в его взлете объясняет близость к Игорю Коломойскому, одному из богатейших еврейских олигархов Украины. Объединение неонацистов в «Правый сектор» многими из них было воспринято как попытка Яроша захватить лидерство над всем ультраправым движением явочным порядком. Поэтому отношение к нему в неонацистской среде было настороженным. Ярош обслуживал интересы украинской плутократии (олигархии) — так считают не только идейные украинские наци, но и многие ультраправые Европы. Отчасти по этой причине, а также из-за борьбы за лидерство и разное видение стратегии и тактики объединения украинских неонацистских сил после победы евромайдана не произошло. Неонацисты сегодня действительно остро нуждаются хотя бы во временном объединении сил, чтобы выступать более мощным фронтом противостояния с режимом Порошенко. Что происходит на этом фланге? Многие нацисты ненавидят лидера и создателя батальона/полка «Азов» Андрея Билецкого, к- подразделения неонацистов, которое числится в структуре МВД. По мнению идейных неонацистов, это недопустимо с точки зрения этики ультраправого движения. Другие ненавидят «еврея» и креатуру Коломойского Яроша и т. п. В итоге третья годовщина евромайдана была проведена неонацистами под разными флагами. Неонацистам важно показать украинскому обывателю, что тони — единственная сила, способная отстаивать интересы народа (в их интерпретации — нации). А для этого необходима хотя бы видимость единства. Сейчас падение режима Порошенко кажется очень близким и важно использовать шанс по максимуму.

Безусловно, объединение ультраправых будет происходить с одной единственной целью: усиление позиций партии «Цивильный корпус Азов» и её лидера А. Билецкого. Остальные партии — уже присоединившиеся или потенциальные партнеры — будут использованы этой силой для массовки. Особенно это касается «Свободы», которая сильно растеряла свое влияние и авторитет после победы евромайдана. Лидеру «Свободы» О. Тягнибоку припомнили участие в политтехнологических играх с администрацией Януковича. К тому же после евромайдана на авансцену украинского неонацизма вышли военизированные формирования. (те же «Правый сектор», «Азов» и др.). А для «Свободы» главным инструментом всегда политическая борьба.

Обращаю внимание: Билецкий по прозвищу «Белый вождь» — давний и искренний почитатель Гитлера. В этом объединении можно увидеть некую аналогию с Немецким союзом борьбы, созданным рядом немецких правых организаций и прославившийся в ходе «пивного путча» 1923 года. Тогда Гитлер сумел использовать более известных и заслуженных коллег по цеху, включая генерала Людендорфа, для популяризации своей партии НСДАП.
Вполне вероятно, что союз лидеров будет недолговечен, но главное — в структуры «Азова» будет происходить переток людей из других организаций.
Коротко о программных пунктах «манифеста» украинских неонацистов.

Требование разрыва дипломатических и всяких иных отношений с Россией — базовый пункт программы объединения. Неонацисты с самого начала требовали признания «АТО» войной, ведущейся против России. Президент Порошенко постоянно говорит об агрессии со стороны России, о российский войсках в Донбассе и т. п., но в юридическую плоскость эти обвинения он не перевел, потому что прекрасно понимает их последствия для самой Украины и его власти. Нацисты просто схватили его за руку и поймали на лицемерии и противоречиях. Признание факта оккупации части территории Украины Россией — то, чего добиваются неонацисты, — украинским государством будет означать полный разрыв дипломатических и торговых связей, достаточно обширных, несмотря на сокращения. В 2016 году произошло достаточно сильно наращивание взаимной торговли между странами. Россия по-прежнему является одним из главнейших торговых партнеров для Украины, вторым по значению после ЕС. Поэтому разрыв вслед за дипломатических еще и финансово-экономических отношений с Россией приведет к серьезному сокращению ВВП и валютной выручки Украины. Порошенко как опытный бизнесмен понимает последствия этого, украинские неонацисты — не хотят понимать. Но самое главное: признание России страной, осуществляющей агрессию против Украины и оккупацию части её территории означает фактическое объявление войны против неё. П.Порошенко — слабый политик, но вовсе не идиот. Поэтому он и не делает этого последнего рокового шага, на который толкают его нацисты. По этой же причине он всегда будет оставаться врагом неонацистов, которые именуют режим Порошенко «режимом внутренней оккупации».

Заявленная в манифесте идея создания балто-черноморской дуги — старая идея, изложенная еще в программе «Патриота Украины» и Социал-национальной ассамблеи (структур, из которых вырос батальон/полк «Азов» и партия «Цивильный корпус Азова»). В этом документе шла речь о создании Центральноевропейской конфедерации с центром на Украине, куда входили бы страны балто-черноморского межеморья (Прибалтика, Украина, Белоруссия), а также страны бывшей Восточной Европы. В то время, когда разрабатывалась и принималась эта программа (рубеж 2000-х — 2010-х годов) этот пункт воспринимался как политическое фантазирование. К тому же вскоре после принятие этой программы А. Билецкий оказался в заключении по обвинению в экстремизме — еще одна параллель с его кумиром Гитлером, чье влияние возросло именно после суда над ним и непродолжительного заключения. Между тем, сегодняшние события и на Украине, и в соседней Белоруссии заставляют с большим вниманием отнестись к этим целям, которые так настойчиво преследуют украинские неонацисты из «Азова» и его политических и социальных структур. Прогноз о Билецком как о будущем лидере Украины сегодня не выглядит, по крайней мере, столь фантастичным как 3 года назад. Шансы на победу ультраправых сил на Украине, на мой взгляд, достаточно реалистичные. Социальная почва для этого отчасти уже подготовлена и чем хуже будет положение дел на Украине и в соседних странах (Белоруссии и Прибалтике), тем выше шансы на реализацию программы. В Белоруссии, которая всегда казалась заповедником СССР, сегодня белорусские рабочие выходят на митинги протеста против «батьки» Лукашенко под знаменами белорусских неонацистов, идейных единомышленников и «побратимов» боевиков «Азова». Многие из белорусских неонацистов прошли боевую «обкатку» в составе полка «Азов» и других формированиях ультраправых в Донбассе.

Очень любопытен пункт манифеста, в котором говорится о социальных целях неонацистов. Украинские националисты, по крайней мере, в надднепрянской версии национализма, альтернативной галицкой, изначально возникли как движение левого толка. Тот же С. Петлюра был не только националистом-русофобом, но и леваком, состоял в украинской социал-демократической партии и, вообще, был близок к левым (пожалуй, особенно близко к украинской версии эсеров). Уже в наше время нашумевшая УНА-УНСО в 1996 году включила в избирательную программу … статьи советской Конституции 1977 года. «Патриот Украины», самая динамичная сила украинских наци до евромайдана, также несла в себе сильные социалистические черты и уповала не только на свержение национально чуждого гнета (как замшелые нацисты-галичане из «Свободы» или «Тризуба имени С. Бандеры»), но также чаяла уничтожения олигархии. Сейчас социальные пункты программы ультраправых находятся в тени политических и военных пунктов программы. Однако они не менее важны и заключаются (в упрощенном виде) в ликвидации олигархии как явления (главный лозунг евромайдана наряду с евроинтеграцией) и построения расово и национально чистого варианта украинского социализма. Неслучайно активное участие структур «Азова» в протестном движении и интерес к профсоюзам, о чем мы ранее уже писали. Структуры Билецкого (полк «Азов», партия «Национальный корпус», «Гражданское движение Азов») ведут активную работу и в войсках, и среди профсоюзов. Уже сейчас за нацистами готовы идти некоторые армейские части, что показали события на «редутах». Поэтому шансы этой силы мы оцениваем исключительно высоко. Следует признать, что А. Билецкий — не только жестокий, но также сильный и умный политик, а сама эта сила руководствуется комплексной программой, которая последовательно реализуется. Суть этой программы — отказ от «чистого» нацизма (или национализма), в виду весьма узкой социальной базы сторонников этих идей, в пользу охвата более широкой социальной базы. Это ничто иное, как реализация в современных украинских условиях идей немецкого национал-социализма.

Как будет воспринята потенциальная победа ультраправых сил на Украине (представим себе такую гипотетическую возможность) в Европе? Неонацизм — это не проект анти-Европы, а альтернативный современному европейский проект. Если допустить победу ультраправых сил на Украине, можно с уверенностью допустить, что объединенная Европа спокойно примет эту победу и воспримет «новую» Украину как свою союзницу в борьбе с Россией. Ране объединенная Европа уже приняла страны Прибалтики с маршами СС, спокойно приняла мультикультурализм с перспективами шариатизации Европы изнутри и многое другое.