Украина приняла закон об «оккупации» — часть 1.

Украина приняла закон об «оккупации».

В Донбассе вновь заговорили об угрозе войны с Украиной. Слухи об войне периодически возникают в народных республиках примерно два раза в год. Но сегодняшнее обострение выходит далеко за рамки «сезонного обострения». Если алармистские прогнозы подтвердятся, мы увидим не очередные «провокации» ВСУ, а полномасштабные боевые действия с перспективой втягивания в них вооруженных сил России и НАТО. То, чего удалось избежать в Сирии — столкновения русских и американских военных — вполне может произойти в Донбассе. Спусковой крючок войны киевского режима с ДНР-ЛНР (и возможностью подключения к ней союзников с обеих сторон) — принятый Верховной радой Украины закон «о реинтеграции Донбасса». Событие, на которое накладываются поставки на Украину наступательными вооружениями из США (за счет американского бюджета) и Канады. И концентрация всех силовых ресурсов киевского режима по периметру границ ДНР и ЛНР.

Таким образом подготовлены правовые, военно-стратегические и военно-технические условия для полноценной войны. Осталось дождаться подходящих политических условий. И подходящей погоды для наступления украинских войск?

Впрочем, не будем забегать вперед. Рассмотрим более подробно содержание скандального украинского закона и попытается разобраться в мотивации украинской стороны и её западных союзников, чтобы избегнуть ложного алармизма, которым часто страдают оценки и прогнозы о Донбассе.
Закон «о реинтеграции»: на потребу внутренней публики или против внешнего «агрессора»?

Проект закона «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» (в политических и широких общественных кругах получивший название закона «об интеграции») впервые был внесен на рассмотрение украинских депутатов перед закрытием летней сессии Верховной рады) депутатами фракции «Блока Петра Порошенко», сам же документ разрабатывался в недрах президентской администрации). После бурных дискуссий в стенах Рады и столкновениях за её пределами проект был отправлен на доработку. Голосование по законопроекту 16 января провалилось (. Депутаты Верховной рады не признали самопровозглашенные Донецкую и Луганскую народные республики «террористическими организациями». За соответствующую поправку к законопроекту о реинтеграции Донбасса проголосовали только 76 парламентариев из 340 присутствующих.

Этот предварительный результат был воспринят многими в России с завышенным и как оказалось впоследствии — с неоправданным оптимизмом. И действительно на последовавшем 18 января голосовании по документу были расставлены все точки над и: депутаты Верховной рады Украины одобрили законопроект. Как сообщил спикер украинского парламента Андрей Парубий, за документ проголосовали 280 человек при 226 необходимых.
Основные положения итоговой редакции (всего законопроект было внесено свыше 300 поправок и предложений) закона «о реинтеграции» по мнению украинского издания «Вести» выглядят следующим образом. Приведу в сокращении текст редакционной статьи со своими комментариями:

1) «Россия признается государством-оккупантом, власти «республик» — оккупационными администрациями». — Это ключевой пункт закона. Изначально Украина идеологически обосновывала войну в Донбассе «борьбой с террористами и сепаратистами», но примерно с лета 2017 года идеологическая концепция в корне изменилась. Ее суть — в том, что Украина ведет войну за свою территориальную целостность не против «террористов и сепаратистов Донбасса» (то есть, внутреннего врага), а против «страны-агрессора». Главным врагом Украины в Донбассе ожидаемо объявлена Россия, которая якобы временно оккупировала территорию юго-востока Украины. Поэтому и основной акцент в документе, который рассматривает Верховная рада, изменен. И это тот главный «эволюционный» путь, который проделало украинское государство после подписания «Минска-2». Поэтому неоправданными выглядят позитивные оценки итогов первого голосования по законопроекту, вызванные недопониманием сути концептуальных изменений. Пожалуй, не менее значима и вторая часть пункта — тезис об «оккупационных администрациях». Она подводит под рамки уголовного кодекса всех жителей ДНР и ЛНР, так или иначе сотрудничавших с республиканскими органами власти. В работе гражданской и военной администрации республик Донбасса на руководящих и рядовых должностях принимали участие сотни тысяч людей (включая 25-30 тысяч бойцов Народной милиции ДНР и ЛНР, сотрудники других силовых структур, работники республиканских и муниципальных органов власти и др.). Расширительное толкование этой нормы сделает потенциальными обвиняемыми практически всех граждан народных республик. Возможные основания: наличие у них документов, не признаваемых Украиной (а это почти все документы, выданные ДНР и ЛНР кроме свидетельств о рождении); обращение во властные инстанции по экономическим или социальным вопросам и др. Наконец, может быть применен принцип коллективной ответственности — участие большинства граждан ДНР и ЛНР в референдумах о независимости 11 мая 2014 года.
2) «Президент получает расширенные полномочия, как главнокомандующий армией: именно военные теперь становятся руководящей силой». — По мнению некоторых оппозиционных украинских политиков и политологов эта норма является центральной: вся суть нового закона — в расширении властных, в том числе, силовых прерогатив президента и превращение его в фигуру, наделенную диктаторскими полномочиями. На мой взгляд это сильное преувеличение. Однако нельзя не согласиться с тем что применение этой нормы может временно снизить остроту внутриполитических и социальных конфликтов на Украине действием закона о войне, а также облегчить расправу над участниками протестного движения. Но преувеличивать значение этой нормы я бы не стал исходя из анархистских реалий украинской государственности и сложного внешнеполитического контекста, в который погружена постмайданная Украина. Президент Порошенко очень серьезно ограничен в действиях обязательствами перед зарубежными союзниками и кураторами, чтобы чрезмерно активно прибегать к этому спасительному средству борьбы с внутренней — проамериканской — оппозицией.
3) «Термин «АТО» («антитеррористическая операция» -) заменяется на «Мероприятия по обеспечению государственного суверенитета»». — Вполне соответствующая внутренней логике документа формулировка, переносящая акцент с внутренних причин (гражданская война на Украине как следствие нацистского/олигархического переворота) на внешние.
4) Со слов одного из участников дискуссии по изменению текста законопроекта депутата Верховной рады Ивана Винника «Полномочия ВСУ будут четко отрегулированы — они, в частности, получат возможность безбоязненно применять оружие». — Определение, озвученное украинским депутатом, нуждается в принципиальном уточнении: полномочия ВСУ по применению оружия будут не отрегулированы, а максимально расширены. Если быть точным будут сняты всякие ограничения для применения оружия военнослужащими ВСУ, других силовых структур Украины и членами парамилитарных формирований. Внесудебные расправы участников «Мероприятия по обеспечению государственного суверенитета» над сотрудниками «оккупационных мероприятий» (см. п. 1) позволят до минимума свести число судебных разбирательств, что сэкономит украинскому государству силы и время и убережет от репутационных потерь и обвинений в нарушении гражданских прав.

Как уже неоднократно отмечалось в тексте законопроекта отсутствуют всякие упоминания о необходимости следования Минским соглашениям. Дух и буква закона «о реинтеграции» отменяют «Минск».

Таким образом, конфликт в Донбассе в новом законе интерпретируется как акт внешней агрессии, источником которой называется Россия. Тем не менее парламентское большинство в Верховной раде не решилось пойти на логическое завершение закона, что привело бы к разрыву дипломатических отношений с Россией, разрыву всяких торгово-экономических связей и, как итог — к объявлению войны. Именно этого требовала от депутатов Рады нацистская улица, устроившая самые масштабные уличные акции за последние месяцы. Но президент Порошенко и парламентское большинство в Раде не пошло на этот шаг. По мнению некоторых авторитетных наблюдателей в самой Украине (например, М. Погребинский) это говорит о том, что закон преследует внутриполитические цели — успокоить нацистскую улицу (так называемых радикалов) видимостью противостояния «агрессору»-России. Исходя из логики этих объяснений закон «о реинтеграции» является паллиативом борьбы с Россией, маскирующим нежелание войны у президента Порошенко и всей правящей верхушки Украины.