Участие Украины в агрессии против Южной Осетии и России

Участие Украины в агрессии против Южной Осетии и России

8-13 августа мир вспоминал события 2008 года — агрессию Грузии под руководством М. Саакашвили против Южной Осетии и атаку на российских миротворцев. Однако и тогде, и сегодня на периферии общественного внимания осталось участие Украины в этих событиях.

На Украине любят рассуждать об агрессии России в Донбассе и Крыму. При этом забывая, что украинские националисты (тесно связанные с военной разведкой Украины) принимали участие в войне против российских добровольцев в Абхазии (батальон УНСО, «Арго», в количестве примерно 100 человек под руководством Дмитрия Корчинского воевал на стороне Грузии), в обоих чеченских войнах, что чеченские боевики проходили лечение в украинском тогда ещё Крыму. Подготовку и отправку унсовцев в Чечню осуществляли по каналам ГУР МО Украины. Таким образом, уже в 90-е годы Украина дважды принимала участие в вооруженной агрессии на территории России.

Но самое масштабное участие Украины в действиях против России — соучастие в грузинской агрессии августа 2008 года. Жертвами этой агрессии стали не только южные осетины (в большинстве своем — граждане России), но и российские миротворцы, защищавшие Южную Осетию от геноцида со стороны режима Саакашвили.

К слову сказать, сегодня в Грузии открыто признают, что войну в Южной Осетии развязал именно Саакашвили. В частности, об этом прямо заявила экс-спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе, в своё время — соратница Саакашвили. После поражения Саакашвили на выборах против него было возбуждено уголовное дело, он лишен грузинского гражданства. Таким образом, позиция России спустя 9 лет после той войны находит понимание даже в Грузии. Там, конечно, по-прежнему считают Абхазию и Южную Осетию своими территориями. Но не могут простить Саакашвили того, что он испортил Грузии отношения с Россией, без которой Грузия обречена на медленное умирание.

«Единая Грузия», «единая Украина»: коротко об исторических мифах грузин и украинцев.
Напомню читателю, что Грузия (равно и Украина) приобрели нынешние границы сначала в государстве Романовых (Московское царство и Российская империя), а затем в составе СССР. К примеру Грузия входила в состав Российской империи четырьмя частями: Картли-Кахетинское царство, Имеретинское царство, Мигрельское и Абхазского княжество. Отдельно от Грузии присягали русской власти (императрице Екатерине Великой) старейшины осетинского народа. То есть Грузия на момент вхождения в Россию состояла из нескольких слабых государств с маленькой территорией и мизерным по численности населением (несколько десятков тысяч человек!), которые регулярно становились жертвой набегов турецких и иранских (персидских) войск и горцев Северного Кавказа. Единую Грузию создали московские большевики — Ленин и Сталин. Они же слепили из разных кусков и Советскую Украину, подарив ей земли Области войска Донского и завоеванную русским оружием и населенную русскими (великороссами) Новороссию. А также Слобожанщину, территорию Московского (Русского) царства, на которой было разрешено селиться беглым малороссийским казакам во время Руины (гражданской войны на землях нынешней Украины).
Выйдя из состава СССР Грузия (и Украина) прокляли российское имперское и советское тоталитарное наследие. Но почему-то не отказались от территориальных и иных приобретений имперского и советского периодов. И посчитала земли, полученные от российских императоров и советских генсеков, своей исторической добычей. В Абхазии и Южной Осетии считали иначе, эти республики хотели быть независимыми от Грузии в составе СССР, а затем России. Так начались грузино-осетинская и грузино-абхазская войны. Помощь русских и северокавказских добровольцев сделала своё дело: грузинская армия была разбита, республики Абхазия и Южная Осетия обрели фактическую самостоятельность. Но Грузия не смирилась и мечтала о реванше. В 1990-е — начале 2000-х годов при президенте Эдуарде Шеварднадзе (последнем министре иностранных дел СССР, сыгравшем предательскую роль в отношении Советского Союза) Грузия представляла собой территорию хаоса, не подконтрольную властям в Тбилиси. Но после «революции роз» (2003 г.), устроенной американцами, к власти пришел Михаил Саакашвили, по происхождению — тбилисский армянин. Он достаточно быстро (при помощи американцев) навел порядок с региональной вольницей и начал готовить «возвращение» «мятежных территорий» — Абхазии и Южной Осетии. Грузия времен Саакашвили (впрочем, и нынешняя тоже) представляла собой квази-государство. К примеру, зарплату чиновников Министерства иностранных дел оплачивала Франция, грузинскую армию финансировали Турция и США и т. д. Весь управленческий чиновничий аппарат Грузии содержали иностранные (западные) государства. О какой самостоятельности Грузии может идти речь?

Грузинские власти рассчитывали, что ударной силой их армии станет батальон коммандос (западный аналог спецназа), обученный американскими инструкторами и обкатанный в операциях НАТО в Ираке и Афганистане. Действительно, в сравнении с другими частями грузинской армии этот батальон отличался хорошей выучкой и имел некоторый опыт боевых действий. К тому же грузинская армия была неплохо оснащена и вооружена, ей помогали американские и израильские инструкторы и штатные военнослужащие. На момент начала операции «по принуждении Грузии к миру» (так дипломатично российские военные назвали свою операцию на территории Южной Осетии и Грузии) части и подразделения российской армии по численности даже несколько уступали грузинской армии и приданным ей силам иностранных государств. И армия России, костяк которой составляли солдаты-срочники, разгромила натасканную инструкторами НАТО армию Грузии, включая батальон коммандос. Активные боевые действия длились всего 5 дней и закончились полным разгромом и паническим бегством грузинских вояк. Дорогая на Тбилиси была открыта — но в Москве сочли, что не следует делать этого шага и добивать саакашвиливскую Грузию (аналогия с нынешней Украиной?).

На одном научном мероприятии, посвященном годовщине событий 2008 года, я таким образом определил природу той войны:
«События 2008 года — это не война России и Грузии. Сильно ослабленная, скукоженная в национальных границах России воевала на территории Грузии с авангардом Запада».
И, к сожалению, с «братской» Украиной.

Соучастие Украины в агрессии против России.

Содействие Украины в грузинской (точнее, западной) агрессии проявилось в трех формах:
1. Дипломатическом и внешнеполитическом поощрении грузинского экспансионизма, моральном одобрении силовых методов восстановления мифической «территориальной целостности» Грузии.
2. Массовых поставках наступательных и оборонительных вооружений в Грузию, не скрывавшую милитаристских планов.
3. В прямом участии украинских военных в военной агрессии Тбилиси против мирного населения Цхинвала (столица Южной Осетии) и российских миротворцев, обладающих мандатом ООН на проведение миротворческой операции. Участие украинцев в агрессии и геноциде югоосетинского народа и расстреле российских миротворцев проявилось не только в ставших «привычными» акциях добровольцев из числа националистов, но и в действиях украинских военных. Что должно быть расценено по нормам военного международного права как военная агрессия против России.
Так власти Украины «отблагодарили» Россию за огромную и своевременную помощь, оказанную ею пострадавшим от оползней и паводков в Карпатах (западные области Украины) в июле 2008 года западным регионам Украины: российская помощь вдвое превысила суммарную гуманитарную помощь всех стран-членов НАТО.
Киев последовательно выступал за восстановление «территориальной целостности» Грузии. Формально заявляя о приверженности действующим договоренностям о неприменении силы, он активно поставлял наступательные и оборонительные вооружения Тбилиси. По данным ООН, Украина в 2007 году была ключевым поставщиком военной техники и вооружений в Грузию. Больше всего украинские оружейники заработали на реализации модернизованных танков советского образца Т-72: на вооружение Грузии в 2007 году поступило 74 таких бронемашин, переоборудованных под стандарты НАТО.
Поставки вооружений в зону «замороженного» конфликта, государству с неустойчивой демократической системой (президент Саакашвили как и его бывший друг Порошенко пришел к власти в результате государственного переворота) само по себе есть подталкивание его к войне. Уже на этом этапе действия Киева были недружественными в отношении России.

Эта недружественность трансформировалась в открытую враждебность с началом бомбардировок и ракетных обстрелов грузинскими войсками Южной Осетии и последовавшего за ними вмешательства России во имя спасения народа республики от геноцида. Было предпринято заявление МИД Украины о том, что кораблям Черноморского флота России, которые примут участие в операции по блокаде Грузии, будет запрещено вернуться на базу в Севастополе. Подобное заявление грубо нарушает соглашение о базировании ЧФ России в Севастополе и было впоследствии спущено на тормозах самой украинской стороной в виду его очевидной юридической и технической несостоятельности.
Реакция России не заставила себя ждать. МИД России обвинил Украину в прямом способствовании этническим чисткам и грузинской интервенции в Южную Осетию. Как отмечалось в заявлении Департамента информации и печати МИД России, украинские военные поставки в Грузию прямо поощряли руководство Грузии к интервенции в Южную Осетию.

Как отмечали военные эксперты по следам событий августа 2008 года украинцы повинны в достаточно высоких боевых потерях российских ВВС. «По российским самолетам скорее всего работали системы войскового ПВО «Бук» или «Оса». К сожалению, специалисты по этим системам живут не в странах НАТО, а в ближнем зарубежье, и самая хорошая школа по этим системам – в Украине». Это мнение высказал изданию Юрий Неткачев, генерал-лейтенант, профессор, академик Российской академии безопасности, в 1993-2000 гг. — заместитель командующего Группы российских войск в Закавказье.
Это высказывание не единичное. Сообщение об украинских экипажах грузинских танков передал президент Республики Южная Осетия Эдуард Кокойты. Оппозиционные на тот момент фракции Верховной рады, Партия регионов и Компартия Украины, потребовали в официальном обращении к президенту В. Ющенко (куму Саакашвили) вернуть с территории Грузии всех украинских военнослужащих. Еще до начала военной агрессии стало известно, что группа украинского спецназа проводит учения в Грузии на базе центра горной подготовки, расположенного вблизи города Сачхере (информация пресс-службы Минобороны Украины). Они должны были ознакомиться «с опытом горно-пехотных подразделений стран-партнеров НАТО и организацией взаимодействия во время осуществления операций в горных районах, овладеют соответствующими стандартами армий государств НАТО». Предполагалось, что украинский спецназ пробудет в Грузии до 24 августа.

Впоследствии было доказано, что украинский спецназ стал соучастником грузинской агрессии и, в частности, принял участие в боях с российскими миротворцами и войсками, вошедшими в Грузию для «принуждения к миру». В частности, признательные показания дал российский солдат, взятый в плен украинцами. О столкновениях с украинским спецназом говорили и российские и югоосетинские добровольцы. В в том числе, и личные знакомые автора этих строк.

О действиях управляемых украинцами систем ПВО, сбивавшим российские самолеты, тележурналистом российского телевидения Аркадием Мамонтовым был снят документальный фильм, в который вошли отрывочные интервью с украинскими офицерами — участниками тех событий. Доказательной базы, таким образом, было вполне достаточно для предъявления обвинений Украине в соучастии агрессии против Южной Осетии и российских миротворцев. Однако по неизвестным причинам этого сделано не было. Возможно в Москве понадеялись на возможность улучшения двусторонних отношений при новом руководстве Украины. Как мы теперь понимаем, эти надежды оказались иллюзорны.

В известной мере события августа 2008 года были репетицией украинской агрессии против России. И тогда, и сейчас Украина опирается на поддержку коллективного Запада и рассчитывает на нерешительность России. И тогда и сейчас Украина использует террористические методы не только против мирного населения (Южной Осетии, Донбасса), но и против России. Ещё одно совпадение — тогда и сейчас Россия проявляет поразительную сдержанность, не реагируя на террористические акции украинской стороны. Буквально на днях в Ростовском окружном военном суде было заслушано дело украинского наёмника, работавшего на СБУ. По заданию украинской политической разведки он обязан был организовать три взрыва на железной дороге в Ростовской области. Этот вызов или провокация украинского государства, равно как и нападение украинских диверсантов на российских пограничников в конце августа 2016 года, остался без ответа. Что может побудить Украину к повышению террористической активности на территории России.