«Турецкий поток»: энергетическая стратегия Путина

10 октября в ходе визита президента Владимира Путина в Турцию Москва и Анкара заключили межправительственное соглашение по строительству двух ниток «Турецкого потока». По сообщению глав Министерства энергетики России Александра Новака, сухопутным участком «Турецкого потока» (TS) будет заниматься турецкая сторона, а морским — Россия.

Хотя Путин и Эрдоган обсуждали и другие важные вопросы, в частности, Сирию, можно сделать вывод, что именно энергетические вопросы были центральной частью переговорного пакета лидеров двух стран.
До строительства веток TS дело пока не дошло. Но Россия уже начинает получать дивиденды от переговоров Путина-Эрдогана. Как отмечают СМИ, после заявления президента России о том, что рановато прощаться с эрой углеводородов, нефть марки Brent преодолела психологический барьер в 53 доллара за баррель. Заявление Путина о том, что Россия готова присоединиться к инициативе ОПЕК по ограничению добычи нефти открывает возможность дальнейшего роста цен на углеводороды .

В чем значение этого договора для России, который в русских СМИ поспешили назвать прорывным? И в чем его риски для России?
С первым вопросом все более или менее понятно. Запуск TS позволит радикально ослабить зависимость Москвы от украинского транзита, по которому до запуска «Северного потока» шло около 80% российского газа в Европу. Запуск TS и второй ветки «Северного потока» позволит свести значение украинского транзита к минимуму. Этим достигается как минимум три цели: 1) устраняется возможность Киева шантажировать Москву угрозами перекрыть транспортировку газа в страны ЕС и играть на этих страхах, 2) лишат враждебный России режим как минимум 2-х миллиардов долларов (стоимость прокачки российского газа через украинскую газ-транспортную систему при нынешних ценах на транзит) и 3) удешевит транспортировку российского газа в ЕС за счет экономии на транзитных выплатах и сокращении длины транзита и избавит Россию от участия в очень дорогостоящей модернизации украинской ГТС, которая фактически выработала физический ресурс эксплуатации. Россия, оплатив расходную часть модернизации ГТС, не сможет возместить понесенных затрат, как не может получить с Украины возмещения «кредита Януковича» в 3 млрд долларов.
Таким образом, Киев лишится механизма ощутимого давления на Москву. Не случайно украинские дипломаты так яростно сопротивляются запуску TS и «Северного потока-2». Также не случайно украинские СМИ восприняли новости из Турции как крупное поражение.

Если российский газ потечет в Европу через Турцию и Грецию, которые входят в НАТО, это станет дополнительной проблемой для США.

Плюсы, которые несет в себе TS для России, более-менее очевидны. А как быть с минусами и рисками?
Некоторые мои друзья-востоковеды считают, что в основе русско-турецких противоречий , которые привели к разрыву отношений в конце ноября прошлого года, лежали не расхождения позиций в стран в Сирии. Вероятнее всего, в обоих странах договорились о некоем разграничении интересов в этой стране и не мешать друг другу. Поэтому в русских СМИ очень сдержанно комментируют ход операции турецкой армии на севере Турции. Главная линия расхождений, по мнению этих специалистов по Ближнему Востоку — судьба TS. Напомню, турецкая сторона с самого начала выступала за то, чтобы Россия за свой счет прокладывала одну-единственную ветку газопровода, который призван поставлять газ исключительно для турецких потребителей. Очевидно, что такой настрой турецкой стороны не мог восприниматься с удовлетворением в России. Новости от 10 октября, кажется, снимают это самое острое разногласие: победила российская версия. Если, конечно, не произойдет нового разрыва. Не случайно Турция оговорила возможность отказа от строительства второй ветки TS. В случае отказа Турция должна будет уведомить Россию. Соответствующий документ был опубликован на портале правовой информации. Если это, не дай Бог, произойдет, победа, одержанная в Турции, обернется крупным поражением для России.

И всё же не думаю, что до этого дойдет. Турции выгодней получать дивиденды от транспортировки газа. К тому же соглашение превращает её в газораспределительный хаб всей Южной и Центральной Европы. Это слишком ощутимые финансовые, экономические и геополитические преференции для страны с региональным, а не мировым значением. В этом и плюсы, и минусы договора, заключенного в Турции для интересов России.