Санкции и контрсанкции: немецкое слабое звено.

Сегодня, 19 октября, заместитель главы МИД России Сергей Рябков выступил на заседании Государственной думы. Его участие в парламентском заседании вызвано обсуждением вопроса об оружейном плутонии, утилизацию которого приостановила Россия. Рябков подробно остановился на возможности введения новых санкций против России «из-за Сирии». Эти санкции готовят одновременно США и ЕС.

По словам Рябкова, сейчас в американском санкционном списке 281 юридическое лицо из России и 81 представитель всех ветвей власти (включая высокопоставленных).

В свою очередь, 20 и 21 октября канцлер Германии Ангела Меркель намерена выступить на заседании Европейского совета с призывом к Евросоюзу ужесточить санкции против России из-за Сирии.

Как мы уже писали ранее, немецкому канцлеру будет трудно обосновать перед европейскими странами необходимость введения новых антироссийских санкций. 17 октября Федерика Могерини, отвечающая в Евросоюзе за иностранные дела, заявила перед заседанием глав МИД Евросоюза, что «Санкции против России не были предложены на данный момент ни одной из стран-членов». Вероятно, страны-члены Евросоюза воспринимают антироссийскую санкционную политику как личное дело Германии, точнее (важная оговорка!) личное дело госпожи Меркель. Такого мнения придерживается, например, доктор Йозеф Скала, зам.председателя Коммунистической партии Чехии и Моравии. В своем интервью автору этих строк д-р Скала напомнил о существовании так называемого «Канцлер-пакта», заключенного оккупационными властями США и первым канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром в 1949 году. Наличие этого документа, который перестал восприниматься как конспирологический домысел неких маргинальных политических сил, полностью объясняет алогичные, на первый взгляд, поступки мадам канцлерин.
Йозеф Скала объясняет наличием этого документа миграционную политику Ангелы Меркель, антинемецкую и антиевропейскую по своим последствиям. Но этой же причиной можно объяснить и высокую отзывчивость мадам Меркель на инициативы Вашингтона в вопросе антироссийских санкций. В данном случае страдательной стороной выступает немецкий бизнес, несущий наиболее ощутимые потери из-за режима санкций, поскольку Германия была главным торговым партнером России (наряду с Китаем) до введения санкций. Серия поражений «родной» партии Меркель, ХДС, на выборах в федеральные земли обусловлена, главным образом, проводимой ею миграционной политикой. Недовольство немецкого бизнес-сообщества, протестующего против санкционной политики федерального правительства, на первый взгляд, куда менее заметно.

Однако оно может иметь далеко последствия — малозаметные извне, но ведущие к системным изменениям. Замеченные разногласия между ХДС и ХСС, рост электоральной популярности «Альтернативы для Германии» могут привести к появлению крупного оппонента политике Меркель справа, не говоря уже о «внутренней» оппозиции мадам канцлерин в рядах ХДС.
Что бы не писали об Ангеле Меркель в российской прессе, которая не жалеет для неё черных красок, это опытный и весьма искушенный политик, прекрасно осознающий риски тех или иных шагов. Проблема Меркель, как представляется, не в её некомпетентности, а в её зависимости от США. Возможно, я ошибаюсь, но мне представляется, что Ангела Меркель в некоторых случаях стремится сохранить минимум независимости и идет по пути симуляции.

Выскажу своё мнение. В общем и целом перспективы широких антироссийских санкций-2 выглядят не очень реалистично. Если на сирийском фронте не произойдет какой-нибудь крупной провокации или — не дай Бог! — прямого столкновения России и США, фактический лидер Евросоюза Ангела Меркель будет идти по пути имитации санкций-2. И России, по большому счету, выгодно продление санкционного режима, точнее, плюсы от его продления перевешивают минусы.