Румынии будет сложнее поглотить Молдавию после победы Додона.

После победы Игоря Додона на выборах президента Молдавии начала формироваться принципиально иная ситуация во взаимоотношениях с двумя главными соседями — Румынией и непризнанной Приднестровской Молдавской республикой (ПМР или Приднестровье). Эти изменения сложно назвать необратимыми. История Молдавии и соседней Украины учит, что пророссийские, казалось бы, силы с легкостью отказывались от прежних лозунгов в пользу прозападного вектора. По этой причине я предпочитаю именовать Додона не пророссийским, а промолдавским политиком. Но одно несомненно: победа этого кандидата укрепила суверенитет Молдавии. Фундамент молдавской государственности не просто дал трещину — он грозил целиком рассыпаться. И Молдавия могла быть поглощена Румынией. В политическом истеблишменте Молдавии сторонники молдавского суверенитета и молдавской национальной идентичности составляют слабое меньшинство. В отличие от народа этой страны, где идеи унионизма (поглощения Молдавии Румынией) имеют широкую, но всё же не определяющую поддержку.

На мой взгляд, победа Додона стала символической точкой в перспективах румынизации и полного поглощения Молдавии. Это реванш тех сил, которые широко представлены в обществе и очень слабо представлены в истеблишменте. Эту грозу хорошо почувствовали и в Румынии.

Экс-президент Румынии Траян Бэсеску заявил о намерении баллотироваться в парламент. По его словам, он сделает всё возможное, чтобы приблизить объединение Румынии и Молдавии. Бэсеску пообещал даже создать министерства по объединению. Замечу: правильней его назвать поглощением, а не объединением, слишком уж несопоставимы весовые характеристики двух стран.
Бэсеску также сообщил, что примет необходимые меры для отмены сборов, уплачиваемых при восстановлении румынского гражданства.

Новый президент Молдавии Игорь Додон парировал подобные заявления. По его мнению, румыны и молдаване «братья, но у каждого должен быть свой дом». «Я не антирумын и никогда им не был, но я — антиунионист. Да, у нас есть общие исторические корни, мы братья, но у каждого должен быть свой дом». Румыны, по словам Додона, «не должны посягать на государственность Молдавии».

Противоречия между молдавскими патриотами и унионистами настолько глубоки, что Игорь Додон даже отказался встречаться с Бэсеску. Тот находится в Молдавии в рамках избирательной кампании в парламент Румынии.
Замечу, что Бэсеску должен уделить немало внимания и соседней Украине. Политика выдачи паспортов Румынии гражданам Украины привела к тому, что как минимум 50 тысяч жителей этой страны являются одновременно гражданами Румынии. Эти данные неофициальные (официальной статистики нет по определению, поскольку она взрывоопасна для властей Украины), но, вероятно, и они сильно занижены, ибо относятся к 2010 году. Румыны и обладатели румынского гражданства на Украине проживают достаточно компактно — в Черновицкой и на западе Одесской областей, а также в Закарпатской области. Вероятно, Бэсеску как лидер румынского национализма и унионизма поборется за симпатии этой достаточно многочисленной электоральной группы.

Но вернемся к Молдавии. Удар по позициям унионизма одновременно открывает окно возможностей для федерализации самой Молдавии, о чем говорил Игорь Додон. Это не только предоставление юридических прав фактически автономной Гагаузии, но также возможность дискуссии о возвращении Приднестровья в состав «новой» Молдавии. Додон не только противник унионизма, но и, как любой политик Молдавии, противник независимости ПМР. Принципиальное отличие Додона от своих молдавских коллег — решение «приднестровского конфликта» не военным путем, а с помощью федерализации. И в этом отношении победа «пророссийского» кандидата Додона представляет для ПМР большую угрозу, чем победа унионистов. Президент ПМР Евгений Шевчук уже прокомментировал планы и заявления Додона, категорически отвергнув возможности возвращения республики в состав Молдавии, даже перешедшей на рельсы федерализации.
Новый президент Молдавии оказался в непростой ситуации: национальные интересы страны требуют скорейшего улучшения отношений с Россией и, как минимум, выйти из режима блокады ПМР, которую Молдавия проводит совместно с Украиной. Но последнему противоречат экспансионистские устремления молдавского истеблишмента. Важно, чтобы Додон не стал заложником собственного образа патриота и сильного лидера, что перечеркнет позитивные результаты его победы. Мне кажется, он мог бы пойти по пути нынешних властей Грузии, избравших более прагматичный путь взаимоотношений с Россией. Только реальные шаги в сторону России и ПМР смогут растопить лед недоверия к Молдавии. Снятие блокады ПМР и восстановление экономической и социальной кооперации государств на двух берегах Днестра создаст психологические предпосылки для нормального диалога Кишинева и Тирасполя. За которым будут внимательно наблюдать в Москве.