Отставки глав регионов России: подготовка к выборам?

Отставки глав регионов России:  подготовка к выборам?

25 сентября известное издание «Коммерсант» со ссылкой на источники, близкие к администрации президента, сообщила о грядущих отставках отставки ряда губернаторов. Общее число регионов, в которых может смениться власть, приближается к десяти. В числе прочих не исключены кадровые перестановки в одном или двух регионах Северного Кавказа, пишет «Коммерсант».

Некоторые отставки уже состоялись. Так, 27 сентября сообщил о своей отставке глава Красноярского края, огромного по площади сибирского региона (свыше 2 миллионов 366 тысячи квадратных километров) с богатейшим запасом природных ресурсов, (официального подтверждения пока не поступило), главу Ненецкого автономного округа (регион на севере Европейской части России). 26 сентября отправлен в отставку губернатор Нижегородской области Шанцев — старожил эпохи Ельцина. Причем отставки планируются, как было уже сказано, как в русских регионах, так и в национальных республиках — структура национальной и административно-территориальной политики «русские» области и края / национальные республики и округа» унаследована современной Россией от СССР.

Остановлюсь более подробно на широко обсуждаемой новости об отставке главы Республики Дагестан Рамазана Абдулатипова. О ней сам Абдулатипов объявил в интервью радиостанции «Говорит Москва». А на следующий день, 28 сентября, в прессе появились публикации, в которых обсуждаются наиболее вероятные кандидатуры на должность главы региона. Впрочем, официальной информации, подтверждающей отставку Абдулатипова, пока не появилось (как и информации об отставке главы Красноярского края). Нельзя исключить, что эта новость из разряда фейков, к чему склоняются некоторые серьезные специалисты по политической элите Северного Кавказа. Сложность ситуации в Дагестане усугубляется наличием проблем этнорелигиозного и этнополитического характера. Дагестан — самая густонаселенная (чуть более 3 миллионов человек) и самая сложная в этническом плане республика Северного Кавказа. Лишь больших языков в Дагестане насчитывается 14. Вдобавок к этому по территории республики проходит граница с Грузией и Азербайджаном. На территории северной части Азербайджана проживают лезгины, аварцы и ряд других этносов, относящихся к дагестанским народам. И хотя территориальные претензии официально не декларируются по обе стороны границы существуют серьезные настроения по изменению линии границ. Вдобавок Дагестан является одним из центров распространения салафизма (идеологии «чистого» исламского государства) на Северном Кавказе. Множество боевиков из Дагестана воюет в рядах «Исламского государства» в Сирии. Специалистами по исламизму отмечается, что в последние годы правоохранительными органами России достигнуты крупные успехи в борьбе с салафитским подпольем на Северном Кавказе в целом и в Республике Дагестан в частности. В немалой степени это связано с отъездом многих салафитов в Сирию в ряды IS. Впрочем, это не снимает ряда других проблем, прежде всего, социально-экономического характера, остро стоящих в регионе. Пожалуй, большинство экспертов сходится во мнении, что Абдулатипов не справляется с ролью эффективного руководителя столь сложного региона. Поэтому информация об отставке Абдулатипова с поста главы республики (если оно соответствует действительности) была воспринята без удивления.
Объявленная серия отставок руководителей 10-ти регионов (всего в России 85 регионов) — достаточно радикальная мера, свидетельствующая о серьезности намерений. Не вызывает сомнений то, что в высшем политическом руководстве России в преддверии президентских выборов марта 2018 года обращают повышенное внимание на социально-экономическую и этнополитическую (в отношении национальных республик) ситуацию в регионах. Особенно в таких сложных в этнорелигиозном плане как Республика Дагестан и значимых для экономики страны как Красноярский край. Вероятно главными (но не единственными) критериями для оценки эффективности деятельности глав регионов служит общая социально-экономическая ситуация и внутриполитическая стабильность.

Хотя, разумеется, анализ происходит по более сложной оценочной системе. В частности, за время пребывания Шанцева на посту губернатора Нижегородской области численность её населения сократилась на 5,72% — с 3 млн 445 тыс. человек на 1 января 2005 года до 3 млн 248 тыс. на аналогичную дату 2017 года. Сокращение населения этого важного региона на Волге связано не только с общей динамикой рождаемости / смертности (за указанный период рождаемость в регионе выросла на 33,71%), смертность сократилась на 23% (http://tass.ru/info/4593157). Очевидно на изменение численности населения области существенным образом сказались внутренние миграционные процессы и переселение части социально активного населения в другие регионы, прежде всего, в Москву. Однако внутренняя миграция также служит критерием комфортности жизни в том или ином регионе. Массовый отъезд населения в другие регионы страны свидетельствует о неудовлетворительном самочувствии населения.

Полагаю немаловажным критерием оценки деятельности глав регионов служит негласный коррупционный рейтинг. В России на сегодняшний день лишь часть антикоррупционных расследований доходит до суда (громкие процессы против губернаторов Кировской и Сахалинской областей, министра Улюкаева etc.). Поэтому (здесь я высказываю лишь свои соображения) в последовавших и предстоящих отставках можно усматривать также антикоррупционный след. Федеральному центру менее всего нужны, особенно в преддверии президентских выборов главы регионов, повязанные в схемы торговли своим служебным положением. И если мы правы в своих предположениях, начавшаяся серия отставок будет более масштабной и затронет не только губернаторский корпус, но и все более или менее значимые сферы управленческой деятельности в России по вертикали (министерства и ведомства) и горизонтали (власть в регионах). И по всей видимости не ограничится подготовкой к выборам президента.