Хотя встреча «нормандской четверки» в Берлине состоялась ещё 19 октября по сегодняшний день не утихают споры о принятых на нем решениях. И, главным образом, о введении вооруженной миссии ОБСЕ в республики Донбасса.
Сразу после встречи я дал интервью российскому изданию «Свободная пресса», в котором высказал своё мнение о мероприятии. Суть его сводилась к следующему: от встречи в Минске не следует ожидать прорывных решений. Президент Путин не пойдет навстречу пожеланиям Киева о введении полицейской миссии ОБСЕ в республиках Донбасса. Утверждения Порошенко о, якобы, согласии России на этот шаг — очередной трюк украинской стороны и слова, вырванные из контекста. Украина и ранее неоднократно приписывала России согласие на ввод вооруженных миротворцев в Донбасс — и каждый раз это мнимое согласие оказывалось «уткой».

Полагаю, что я не ошибся с данной оценкой. Украинцы вырвали слова Путина из контекста, что, вообще, свойственно дипломатическому стилю молодой (25 лет от роду) украинской дипломатии.
А сказано в Берлине было следующее (цитирую слова Дмитрия Пескова, пресс-секретаря Владимира Путина): «Речь шла о том, чтобы некую вооруженную миссию ввести только на период выборов, если они состоятся, чтобы обеспечить безопасность». Как мы видим, вооруженная миссия только на время выборов и только если они состоятся. Тогда как со слов Порошенко речь шла о некоем постоянном полицейском контингенте под эгидой ОБСЕ.

Но и это ещё не всё.
Вероятность введения временной полицейской миссии ОБСЕ привязывается к проведению выборов в ДНР и ЛНР. От которых старательно открещивается Киев. Мы помним, что совсем недавно вновь были перенесены выборы в республиках, чтобы не давать повода Киеву обвинить ДНР и ЛНР в срыве минских соглашений. Поэтому или выборы в республиках вновь будут переноситься — и вооруженного контингента ОБСЕ мы не увидим в них. Или выборы (к большому неудовольствию Киева) всё же состоятся, как и оговорено минскими соглашениями, и на период их проведения будут введены вооруженные силы ОБСЕ. В которых представлены, в том числе, и российские военнослужащие. Это, согласитесь, совсем иное, чем представление Порошенко о вооруженной миссии ОБСЕ, которую он в уме уже отождествил с контингентом НАТО.

Резюмирую: решение, принятое в Берлине — поражение, пусть и не критическое, украинской дипломатии. Которое привязывает возможность ввода вооруженной миссии ОБСЕ к выборам в ДНР и ЛНР, предусмотренных минскими соглашениями. Киев же подменил дипломатию PR и попытался создать пропагандистский эффект. Здесь он преуспел — в ущерб своей дипломатии.