Madame Дональд Трамп vs. Monsieur Хиллари Клинтон: победит ли Система на выборах президента Франции?

Несколько дней назад во Франции произошла сенсация: с лидирующих позиций был устранен кандидат от правоцентристской партии «Республиканцы» Франсуа Фийон, любимчик российских официозных СМИ (другой фаворит избирательной гонки во Франции, Марин Ле Пэн, более любима русскими националистами, коих немало и во власти, и в оппозиции). Освободившееся место занял независимый кандидат и лидер движения «Вперед!» Эммануэль Макрон. Он позиционирует себя как независимого кандидата и врага Системы. В данном случае — противник «старых» французских партий.

Его появление на политическом небосклоне в преддверии выборов во Франции вызвало нечто подобное панике в тех кругах России, которые делали ставку на победу Фийона. Некоторые наблюдатели уже поспешили присудить победу Макрону во втором туре.

Такова сила психологического убеждения! Враг непременно кажется злодеем, но гениальным.

Хотелось бы напомнить: с той же легкостью, с коей сегодня прочат победу Макрона на выборах, львиная доля политологов (увы, и автор этих строк не исключение!) предрекала победу Хиллари Клинтон. Я, например, считал, что реальную победу одержит Дональд Трамп, но путем контроля над системой выборов победа будет присуждена его сопернице.

Но так ли уж плохи дела у Марин Ле Пэн, что ей впору признать своё поражение? Точно ли «подножка» Фийону сыграла с ней плохую шутку?

Не уверен ни в том, ни в другом! На мой взгляд, падение Фийона равно как и выдвижение Макрона — настоящий подарок для лидера Национального фронта.

Анонсируемый многими второй тур «Ле Пэн — Макрон» вполне может обернуться французским аналогом «Дональд Трамп против Хиллари Клинтон» с тем же результатом.

Прежде всего о пресловутой «подножке» Фийону.

На мой взгляд, восторженные оценки этого кандидата, нередко звучавшие в России, были очень щедрым авансом за то, что он высказался несколько раз в пользу более осторожных и менее враждебных отношений с Москвой. В отличие от Марин Ле Пэн, которая буквально унаследовала русофильство от своего отца, «русофильство» Фийона — вынужденное и весьма сомнительное. Русские как и все славяне — очень доверчивы и легко впадают в эйфорию всего лишь от нескольких слов одобрения, сказанных на Западе. Когда в Москву приезжал экс-президент Франции николя Саркози (один из самых последовательных атлантистов), наша пресса не скупилась на восторженные отзывы в его адрес. Основания? Он, так же как и Фийон, высказался в пользу более прагматичных отношений с Россией. Слова политиков — всего лишь слова. Весьма сомнительно (точнее — маловероятно), что Саркози, став президентом Франции, взял бы на вооружение русофильскую политику.

Но Фийон, в отличие от Саркози, сыграл позитивную роль для России. Не своим выдвижением, а своим падением. Если бы во второй тур президентских выборов во Франции вышли кандидат правых (Фийон) и кандидат «ультраправых» (ставлю это определение в кавычки, ибо Национальный фронт Марин Ле Пэн уже не является ультраправой организацией, коей он был при её отце), оба они использовали бы во многом сходную риторику. В том числе, борьбу с имиграцией и сближение с Россией. И здесь, я полагаю, шансов на победу было больше у Фийона.

Уверен, что в штабе Марин Ле Пэн очень быстро и правильно расценили смысл сенсации. Уход в тень Фийона после разоблачительных публикаций и выход на авансцену Макрона (почти полного аналога Хиллари Клинтон) позволяет ещё полнее раскрыть аналогию Марин Ле Пэн с Дональдом Трампом. Макрон, как хорошо известно, представитель банкирского дома Ротшильда. Это часть западного истеблишмента, как и политический мейнстрим. Я скептически оцениваю возможности штаба Макрона убедить французов в том, что он противник Системы. А именно на этом он строит свою предвыборную кампанию. Ещё один краеугольный камень кампании Макрона — обвинение своей главной конкурентки в связях с Москвой. 14 февраля глава избирательного штаба Макрона Ришар Ферран заявил о «сотнях, если не тысячах» попыток взлома компьютерных систем штаба, за которыми стоят хакеры, связанные с Кремлем. Ещё один подарок, преподнесенный судьбой Марин Ле Пэн! Русофобия сейчас не в моде (по крайней мере, во Франции). Ложь СМИ и мейнстримовых политиков о «руке Москвы» и «хакерах Путина» изрядно надоела даже американцем, которые в знак протеста проголосовали за Трампа. В отличие от Марин Ле Пэн, в программе которой указаны реальные проблемы Франции и способы их решения (правильные или неправильные — другой вопрос), штаб Макрона занимается борьбой с ветряными мельницами. Он борется не за Францию, а против России.

Поэтому поздравим Марин Ле Пэн с удачным поворотом в избирательной кампанией.

Теперь очень многое зависит от её мастерства и её программы. На мой взгляд, у неё имеются неиспользованные программные ресурсы, за счет которых она может привлечь дополнительный электорат. Об этом — в следующем материале.